Я загорала каждый день, будучи подростком, и заработала рак кожи в 25 лет

Королева красоты Бриттани Винчестер намерена повысить осведомленность о профилактике рака кожи. Уйдите прочь от солярия!

На этих выходных 27-летняя Бриттани Винчестер будет участвовать в конкурсе Мисс США — в качестве Мисс Индиана.

Впервые я начала загорать летом… — перед моим выпускным балом в средней школе я решила, что мне нужно загореть. Поэтому я начала пользоваться солярием и мне понравилось: это был самый расслабляющий момент моего дня. Было тепло и уютно, и я [дошла до того, что] могла даже вздремнуть в солярии! И затем, будучи загоревшей, мне понравилось, как это выглядело.

Для юного подростка внешний вид чрезвычайно важен — это время, когда, я думаю, вы больше всего обеспокоены тем, что люди думают о вас и как вы выглядите на улице. Поэтому я каждый день загорала в течение максимального времени, которое мне позволяли. Даже когда я сильно растянула лодыжку при игре в волейбол, хромала и ходила с костылями, я каждый день продолжала загорать… Это продолжалось в течение двух или трех лет — все моё время в старшей школе я была буквально наркоманкой загара. А кроме соляриев, в летние месяцы, я искала все возможности для загара или ходила тусоваться у бассейна. Мы с семьей катались на лодке, поэтому я всегда был на озере. Я не была в безопасности на солнце и никогда не применяла солнцезащитный крем. Я просто всегда хотела ещё больше и больше загореть, и если я сгорала, я сгорала. Это действительно была зависимость.

У меня, честно говоря, не было никого, кто говорил бы мне не пользоваться солярием. У меня очень темные волосы и темные глаза, так что загар — суперзагар — выглядел естественно. Я думаю, люди просто предполагали, что у меня была всего лишь темная кожа. Моя мама больше интересовалась тем, как пользоваться солнцезащитным кремом и быть осторожной на солнце, но не учитывала риски, связанные с соляриями.

В колледже я тоже использовала солярии, но реже — я не собиралась посещать их прямо уж каждый день. Но я всё ещё ходила туда. И я все ещё загорала на на солнце, когда только могла. И это было весь первый год обучения в колледже, пока у меня не начались ежегодные проверки кожи.

Когда я ходила к дерматологу для осмотра, они часто находили проблемы или родинки для удаления и биопсии, только потому, что те выглядели подозрительно… Но биопсии продолжали давать отрицательный результат. Однако в 2015 году у меня было три биопсии, которые не были отрицательными. Диагноз: у меня обнаружили три базально-клеточные карциномы — рак кожи был в двух местах на животе и в одном месте на спине.

Я определенно испугалась, у меня закружилась голова и я подумала: о, черт возьми, у меня рак. У меня было так много вопросов и опасений. Как далеко это распространилось? Что будет дальше? Как мне получить лечение? Как, на какой стадии это было? Было обнаружено на раннем этапе или это действительно плохо? Сколько кожи нужно удалить? Насколько большой у меня будет шрам?

Это то, что [мои врачи сделали] называется иссечением. Когда они удаляют все слои кожи — они делают разрез до мышц и удаляют [все выше этого]. По сути, у вас нет кожи, которая осталась в этой области — есть определенный радиус вокруг места…, чтобы они могли захватить все возможные инфицированные клетки — а затем они просто сшивают всё обратно. Это буквально кусок. Они вырезают большой кусок вашей кожи! Я не смотрела, как это происходит. Я бы сказала, что каждая область была примерно от 1/2 дюйма до 1 дюйма в длину (1,27-2,54 см,МБ), круглая и со швами. И затем они посылают это для биопсии и удостоверяются, что вырезали все плохие клетки…

Так как [мои врачи рано обнаружили карциному], пока я молодая, моя кожа заживает намного быстрее. Тем не менее, я должна была быть очень осторожной — два выреза были на очень чувствительных участках мышц и они могли легко разорваться — до тех пор, пока не заживут…

Мне потребовалось три года, чтобы стать Мисс Индиана США, поэтому я уже участвовала в конкурсе (когда узнала свой диагноз). У каждой конкурсантки есть платформа, над которой они работают, чтобы повысить осведомлённость, и [я выбрала своим направлением] осведомлённость о раке кожи. Я подумала, что это прекрасно, потому что это важно и люди должны знать об этой проблеме. Я думаю, что на самом деле могу использовать свой голос, чтобы принять эту негативную вещь, произошедшую со мной, и превратить её в позитив для пропаганды и профилактики рака кожи, чтобы это не случилось с другими. И потому, что подобное случилось со мной, я думаю, делает это более уместным: люди с большей вероятностью слушают и, может быть, меняют [своё поведение], когда кто-то стоит перед ними и рассказывает, что произошло именно с ним, демонстрирует свои фотографии и, вы знаете, на самом деле показывает им свои шрамы.

С того дня в 2015 году, когда мне сказали [что у меня был рак кожи], я никогда не возвращалась к загару. Есть три основных вещи, за которые я выступаю…:

Во-первых, больше не загорайте в соляриях! Это должно прекратиться.

Во-вторых, ежегодно проходите полную проверку кожи тела у своего дерматолога…

В-третьих, применяйте солнцезащитный крем с головы до пят, обеспечивая безопасность на солнце, когда вы выходите на улицу и даже зимой, потому что солнце может повлиять на вас на протяжении всех зимних месяцев. Я очень хорошо понимаю это сейчас.

Мне всё ещё нравится иметь какой-то цвет, особенно во время конкурсов, но если кто-нибудь когда-нибудь увидит меня на публике и я буду выглядеть коричневой или бронзовой — это будет спрей или автозагар. Я сотрудничаю со спонсорами мисс Индиана США для продвижения спрея для автозагара! У меня больше никогда не будет «настоящего» темного загара.