Сергей Скрипаль: История двойного агента

146
146 points

В новой книге журналиста Марка Урбана жертва «Новичка» Сергей Скрипаль рассказывает, как был завербован секретной разведывательной службой Великобритании МИ-6, о своей жизни двойного агента, как использовал невидимые чернила для передачи секретов и как его раскрыли. 

Российскому шпиону не удалось насытиться чудесами, с которыми он столкнулся во время первой командировки на Запад.

Всю свою жизнь — в детстве, суровым и беспощадным десантником в Советской Армии, а теперь и как полковник военной разведки ГРУ — он был идеологически приучен думать о себе как о бойце в борьбе коммунизма и Матери-России против западного империализма.

Тем не менее здесь он работал в посольстве на великолепном средиземноморском острове Мальта и это было, можно сказать, удивительно.

В отличие от мрачной еды в магазинах на родине, здесь наблюдалось изобилие свежих морепродуктов, наряду с традиционными мальтийскими деликатесами, такими как рыбный пирог и тушеное мясо кроликов.

Сергей Скрипаль с дочерью Юлией в 1980-е годы

Здесь были воскресный отдых на пляже с детьми и счастливые часы изучения архитектуры в стиле барокко и впечатляющих пейзажей.

И все, кого он встречал в дипломатическом кругу, были чрезвычайно хороши, какова бы ни была их национальность.

Всего несколько лет назад в Афганистане он принимал участие в убийствах людей только по подозрению в том, что они работают на ЦРУ.

На Мальте он обнаружил, что беседует лицом к лицу с представителями этого агентства, если на то пошло МИ-6 или молодыми американскими моряками, и при этом они совершенно обаятельны и дружелюбны.

У них тоже были маленькие дети, которых они воспитывали. Зачем их ненавидеть? Семена сомнения в его родине были впервые посажены.

Со временем это перерастет в диссидентство, а затем в полномасштабное восстание и переход на другую сторону.

Если перенестись на три десятилетия, это, в свою очередь, сделало его жертвой покушения на британскую землю, что вывело отношения между Москвой и Западом на новый уровень.

Этим широкоплечим русским агентом,  завистливо впитавшим солнце и пьянящую атмосферу свободы на Мальте в 1984 году, был Сергей Скрипаль — его имя теперь мгновенно узнают во всем мире как мишени сюжета о мести России.

Когда в начале этого года он лежал в больнице в Солсбери, близким к смерти от нервного агента «Новичок», которым его и его дочь Юлию отравили, я оказался в уникальном положении, пишет Марк Урбан.

В отличие от любого другого журналиста, освещавшего эту историю, я не только встречался с Скрипалем, но и пространно беседовал с ним.

В течение многих часов в прошлом году мы обсуждали шпионаж как часть моих исследований для книги, которую я, как специалист по вопросам разведки, планировал написать о шпионаже после холодной войны. Теперь, однако, он сам по себе является книгой.

Кто этот бывший шпион, теперь, по-видимому, оправившийся от отравления и затаившийся, который возможно никогда не появится, чтобы рассказать о произошедшем?

И что он сделал, чтобы оказаться в качестве ключевого игрока в крупной международной конфронтации?

Это его история, которую он рассказал мне…

Его воспитание было довольно стандартным для мальчика в послевоенном Советском Союзе.

Родившийся в 1951 году, он был военным до мозга костей, сыном отца, который сражался в Красной Армии и с ранних лет прививал веру в силу Советского государства, победившего нацистскую угрозу.

Сергей Скрипаль с отцом и матерью

Естественным шагом было поступление после средней школы в военно-инженерное училище, после чего оказался в армии в качестве лейтенанта Скрипаля и принял военную присягу на верность СССР.

Эти слова будут преследовать его. «Не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами, — обязан был прочитать Скрипаль. — Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение советского народа».

Женитьба на любимой Людмиле из его родного города закладывала прочную основу взрослой жизни и легким путем было бы стать инженером в военном гарнизоне. Но он и слушать об этом не хотел.

Вместо этого он выбрал значительно более сложный путь — десантника в элитном воздушно-десантном корпусе. С его телосложением боксера и драчливой природой он неплохо вписался.

Быстро обучаясь и тяжело работая, Скрипаль вскоре попал в разведывательное подразделение, а затем на «темную» сторону тайных операций и разведки, когда Советский Союз втянулся в Афганистан.

Там он работал под прикрытием и убивал безо всякого сомнения. Отобранный к попаданию в высшие эшелоны ГРУ — считавшегося выше ненавистного КГБ — он четыре года обучался сбору разведывательных данных, а также вербовке и управлению агентами за рубежом.

Новое поприще привело его в более высокие слои советской военной жизни, с домом для его растущей семьи — сына Саши, родившегося в 1974 году. Затем они переедут в эксклюзивный московский пригород для таких выдающихся людей, как он.

Александр Скрипаль, сын Сергей Скрипаля, умерший в Санкт-Петербурге в 2017 году

И вот в 1984 году он дошел до этого первого задания за границей — Мальты, где пробыл 5 лет в штате посольства, номинально в качестве атташе по спорту и культуре.

Местная газета сфотографировала его в элегантном костюме, улыбающимся и устраивающим тренировки по водному поло и футбольные матчи.

Втайне он искал потенциальных агентов среди властных кругов острова и пытался обнаружить западных дипломатов, военных или шпионов, которых он мог бы попытаться завербовать.

Он проводил вечера с моряками и летчиками США, которые регулярно приезжали на Мальту в отпуск с их баз на юге Италии.

Он покупал им напитки, когда они болтали, и в их восхитительной компании у него начались сомнения насчет того, на чьей стороне он действительно хотел бы быть. Для Скрипалей это была идиллическая жизнь, но это не могло продолжаться вечно.

Отозванные обратно в Москву после окончания командировки в 1989 году, они вернулись, теперь с 4-летней Юлей, вместе с западной электроникой, модной одеждой и счастливыми воспоминаниями.

Сергей Скрипаль с женой Людмилой

Вернувшись в штаб-квартиру ГРУ, он всё ещё считал себя верным офицером, хотя и был расстроен домашними политическими потрясениями после падения Берлинской стены и крушения Советского блока.

Когда Советский Союз начал распадаться, он почувствовал, что его предают новые демократические лидеры страны — Михаил Горбачев и Борис Ельцин.

Он боролся со своими чувствами в отношении присяги, которую он дал молодым курсантом. Она всё еще действительна — теперь, когда СССР, которому он поклялся, исчез в хаосе?

Разочаровавшись, летом 1992 года он направился в штаб-квартиру ГРУ, попросил встречу с генералом и подал прошение об отставке. «Я не принимаю русских демократов, — объяснил он, — я не хочу служить новому правительству».

Его отставка была отклонена. Слишком много офицеров уже бежали с корабля.

Чтобы удержать, ему предложили работу в посольстве в Париже — пока кто-то с лучшими связями не перехватил у него это назначение, после чего его отправили в специальную миссию в Испанию, для поддержки сети спящих агентов, которые могли быть призваны к действию в случае войны.

Пройдя интенсивный курс испанского языка, в сентябре 1993 года Скрипали отправились в Мадрид, где он занял свою условную должность научно-технического секретаря посольства.

Именно там он стал целью МИ-6, отчаянно пытавшейся проникнуть в ГРУ, чья мадридская резидентура проводила шпионские операции против объектов НАТО, а также специализировалась на краже западных технологий, отправляя их обратно домой для тайного копирования.

Сергей Скрипаль с матерью в 2004 году, за месяцы перед арестом

За прошедшие годы тысячи похищенных объектов, чертежей и технических справочников позволили советской промышленности совершить большие прыжки во всем: от ракетных систем до новейших пассажирских самолетов — все благодаря ГРУ. Распад Советского Союза привел на Запад табуны перебежчиков с инсайдерскими тайнами для продажи.

Но ГРУ, более дисциплинированное, чем другие разведывательные службы, оказалось трудно взломать. Было принято решение, что Скрипаль вполне мог бы стать их человеком.

Однако его вербовка должна была быть игрой в ожидание и только в 1996 году, когда у русского подходила к концу трехлетняя командировка в Мадрид, молодой агент МИ-6 Ричард Баньялл (его ненастоящее имя) сделал свой ход.

Представленные общим знакомым, двое мужчин встретились в парке в центре города и дружелюбно поболтали, прогуливались среди оранжерей, статуй и озера с лодками.

Они вместе обедали в шикарных ресторанах, узнавали друг друга с помощью джина с тоником, бокалов испанского вина, а затем бренди.

Во время тщательно продуманной вербовки Баньялл представлялся нефтяником из Гибралтара, ищущим делового партнера в России.

Стремясь привлечь российского «дипломата», он пригласил его семью в клуб фламенко и подарил подарки маленькой Юлии и Саше. «Дети любили его», — вспоминал позже Скрипаль.

Сергей Скрипаль потягивает пиво в пабе в Англии

Конечно, после всех лет пребывания в ГРУ Скрипаль подозревал, что его новый друг может быть шпионом. Но чьим шпионом?

Если его вербовщик из ЦРУ, ему это было неинтересно. Он не хотел брать на себя риск, связанный с изменой в пользу Америки.

Но с Британией всё по-другому. «Моё мнение о Великобритании было очень позитивным», — сказал он мне, и одной из причин была «идея, выраженная в высказывании, что дом англичанина — его замок».

Ему понравился подарок, который Баньялл привез из Лондона — ярко окрашенная модель английского загородного коттеджа с арочной входной дверью.

По какой-то причине это имело реальное значение для Скрипаля и он возил его с собой везде, где бы ни жил, заканчивая гостиной в Солсбери.

Между тем, в Мадриде настал момент, когда Баньялл осторожно выложил свои карты на стол.

«Сергей, — признался он, — у меня есть друг, который действительно оценит твою информацию о том, что на самом деле происходит внутри России. Он работает для британского правительства. Как ты думаешь, ты можешь предоставить это для нас? Разумеется, после этого мы о тебе позаботимся».

Скрипаль приготовил ответ. Он по-прежнему любил свою страну, но его страна изменилась, и не к лучшему.

«Когда я приехал в Испанию, — объяснил мне Скрипаль, — я уже думал о жизни за пределами России. Я хотел наладить деловые контакты, получить деньги, а потом, может быть позже, уйти из ГРУ».

Дочь и сын Скрипаля

Игра началась. Он будет торговать информацией за деньги, если ему пообещают пути отхода — документы, паспорт и т. д. — на случай, если что-то пойдет не так.

При заключения сделки на следующей встрече в гостиничном номере Скрипаль, желая показать свою ценность, передал лист бумаги, на котором нарисовал диаграмму организации и командной структуры ГРУ.

После просмотра документа удовольствие Баньялла было очевидным. Лондон тоже был в восторге.

У МИ-6 впервые за 30 лет появился агент в ГРУ. Ему дали кодовое имя — Forthwith. На квартире, специально арендованной для этой цели в Мадриде, Баньялл начал тщательный разбор полетов со Скрипалем, начиная с этой диаграммы ГРУ и заканчивая определением связей между отделами и людьми, которые ими руководили.

Что это за человек? Кто его союзники и кто его соперники? Кто воровал деньги?

За каждую встречу Скрипалю платили несколько тысяч долларов, но это стоило каждого цента. После стольких лет без какого-либо реального понимания ГРУ, МИ-6 теперь получала его в полноцветном виде.

Благодаря инсайдам Скрипаля, они смогут выявить больше россиян, чтобы попытаться повлиять на шпионскую игру Восток-Запад. Вскоре после заключения сделки с МИ-6 трехлетняя командировка Скрипаля в Мадриде закончилась и он снова вернулся в Москву.

МИ-6 была в восторге. Идея иметь агента внутри «Аквариума» — штаб-квартиры ГРУ —  была за пределами их самых смелых мечтаний. Но Скрипаль насторожился. Встреча со связными МИ-6 в России была слишком опасной.

Скрипаль с семьей у дома в Солсбери

Поэтому в сентябре 1996 года Скрипаль и Баньялл попрощались друг с другом. Всего за несколько месяцев они установили крепкие отношения и Скрипаль считал офицера МИ-6 другом, но они понятия не имели, смогут ли когда-либо поговорить снова.

Россия, в которую вернулся Скрипаль, при Ельцине и поддерживающих его богатых олигархах находилась в почти хаотическом состоянии. Ему не нравилось, что происходит политически.

Однако профессионально он вернулся в самый центр происходящего. Его новая работа заключалась в управлении персоналом ГРУ и дала ему место среди руководства организацией.

Теперь агент МИ-6 Forthwith был связан с делами всего концерна. Он знал подробности о том, кто был в заграничной резидентуре ГРУ и каковы их функции.

Он также знал, кто готовится стать следующим. Все это было ценной информацией для контрразведки западных стран.

Было много того, чем Скрипаль хотел поделиться — не в последнюю очередь потому, что это была информация, за которую, как он знал, Лондон заплатит.

Точно так же он знал, как рискованно общаться с использованием традиционного шпионского оборудования. если он попробует его применить на родине. Тайники могут оказаться под наблюдением, за агентами или курьерами может быть слежка.

Он мог использовать коротковолновую радиостанцию и одноразовые шифры, но если бы их обнаружили в его квартире, это был бы билет в один конец.

В 1997 году его жена Людмила отправилась в Испанию с Юлией, оставив его дома: он не мог сопровождать их за границей в качестве туриста из-за деликатной природы своей работы.

Как только в Аликанте мать и дочь поселились в гостиницу, внезапно появился старый друг — Ричард Баньялл.

Он пришел с подарком, а она в ответ подарила ему подарок, который попросил передать муж. Это был русский роман, возможно, небольшой знак в честь их дружбы, но который, как он знал, значил многое для его друга из МИ-6.

Баньялл помчался обратно в Лондон с книгой, в которой эксперты МИ-6 обнаружили страницы писем невидимыми чернилами — навык, который Скрипаль узнал во время обучения.

Теперь он передавал секретные сообщения британской разведке в том томе, который Людмила дала Баньяллу от его имени (он настаивал на том, что она не знала о его содержании.)

Что касается подарка от Баньялла, с которым она вернулась в Москву в конце отпуска, то он состоял из тысяч долларов наличными.

Сергей Скрипаль с дочерью Юлией

Секретная информация Скрипаля была «очень хорошо принята Секретной службой», — рассказал мне человек из Уайтхолла.

Он помог точно выявить шпионов ГРУ в Великобритании, которые затем были отодвинуты на второй план или им была «скормлена» дезинформация для отправки обратно в Москву.

Он также помог обновить знания МИ-6 о растущем соперничестве между ГРУ и ФСБ, Федеральной службой безопасности, недавно учрежденным преемником опального КГБ.

Его анализ был важным элементом в построении картины МИ-6 о борьбе за власть внутри России. Однако его информация была неизбежно ограниченной.

Второй том с большим количеством мыслей невидимыми чернилами был передан женой Скрипаля во время праздника в Малаге в следующем году, но это, похоже, было единственным повторным использованием этого канала связи.

Были только две передачи, но они существенно добавили информации к фонду знаний британской разведки, наращивающей свою игру против русских в посткоммунистическую эпоху.

Там, среди всей убийственной толчеи олигархов и политиков за власть и влияние, Ельцин назначил неясного экс-КГБ-шника, некого Владимира Путина, директором ФСБ. За этим последовал поток необъяснимых убийств.

В течение года он побывал премьер-министром и стал следующим президентом страны.

В этой новой атмосфере страха и репрессий боссы Скрипаля решили, что он должен освободить свой стол в ГРУ и уйти в отставку.

Он ушел в возрасте 48 лет в сентябре 1999 года, оказавшись с пенсией, обесцененной безудержной инфляцией.

Сергей Скрипаль (слева) с семьей на первомайской демонстрации

Чтобы иметь приличный доход, он начал бизнес со старыми товарищами из военных инженеров, предлагая услуги по сносу в строительной отрасли. Он также предлагал свои навыки для работы посредником с местными властями подрядчикам, занятым в крупном жилищном строительстве.

Но даже выйдя из круговорота ГРУ, он обнаружил, что все ещё может быть полезен МИ-6. У них были запросы по его предыдущим отчетам, которые нуждались в ответах, и он знал, что они их сделают.

Он сказал мне, что всегда сознательно придерживал некоторую информацию. Лучше не давать им все сразу, потому что даже шпионы должны думать о своем долголетии.

Теперь, освободившись от ограничений на зарубежные поездки, в начале 2000 года Скрипаль отправился куда-то, где есть солнце зимой. Он и Людмила прибыли в Малагу, где их ожидал старый друг: конечно, Ричард Баньялл.

Она оба поболтали и выпили на солнце, после чего Баньялл сказал, что переезжает на новую работу в МИ-6 — продвигаясь, чтобы запустить свою собственную заграничную резидентуру.

Он представил Стивена Джонса (опять же, это его ненастоящее имя) — опытного профессионала, который станет новым контактом Скрипаля.

Джонс немедленно взялся за работу, желая узнать столько, сколько Скрипаль мог рассказать ему о новых людях в Кремле и, в частности, о Путине, который теперь стал президентом Российской Федерации. Одним из первых его поступков было постановка ФСБ под свой личный контроль.

В Москве господствовала новая элита, состоящая из товарищей Путина. Они представляли свою задачу как спасение России от западной агрессии и искоренение предателей, которые продавали Родину за иностранные деньги.

«Предатель должен быть уничтожен, раздавлен», — заявил Путин в интервью, подводя итог новому мышлению, которое правило Россией.

Поскольку МИ-6 попыталась справиться с этими новыми реалиями власти, знания и идеи Скрипала по-прежнему были ценным достоянием. Даже покинув ГРУ, он оставался частью узкого круга с бывшими коллегами.

Он объяснил мне: «Я мог пойти на вечеринку и спросить друзей: «Как там такой-то?». Они сказали бы: «О, он скоро отправится в Париж», и таким образом я мог узнать, что он был новым резидентом и мог передать это».

Эти лакомые кусочки передавались Джонсу на встречах в Испании, Португалии, Мальте, Италии и Турции — примерно на восьми в период с 2000 по 2004 год, обычно под прикрытием семейных праздников Скрипаля, но иногда «деловых поездок».

Каждый раз Скрипалю платили около 3 тысяч долларов.

Сергей Скрипаль с дочерью Юлией

Однако, помимо этого, мир двигался дальше и после атак 11 сентября на Нью-Йорк и Вашингтон центр внимания разведок Запада резко изменился.

Все, что имело сейчас значение — противодействие терроризму джихада. На сообщения о том, что происходило внутри России, обращали мало внимания.

«Скрипаль был фантастическим агентом, но не в то время, — сказал мне источник из Уайтхолла. — После 11 сентября его продукт оказался интересным только для горстки зануд из контрразведки».

Однако Москва не забыла его, что Скрипалю ещё предстояло узнать. В октябре 2004 года он отправился в Измир в Турцию на очередную встречу с Джонсом. Там офицер МИ-6 рассказал ему ошарашивающие новости.

Старый коллега Скрипаля — офицер ГРУ в посольстве Мадрида, которого завербовали испанские спецслужбы — был арестован ФСБ, допрошен и заключен в военный госпиталь в России, где был обнаружен мертвым с признаками удушения на шее, а его пальцы были отрезаны.

Официальное сообщение говорило о самоубийстве, но лишение нескольких пальцев было ужасным предупреждением.

В MИ-6 беспокоились, что Скрипаль тоже может оказаться под подозрением.

Не хочет ли он эксфильтроваться или, по крайней мере, просто не вернуться в Москву? Можно было найти способы привезти его семью к нему.

Скрипаль подумал над этим. Он не думал, что ему грозит опасность. Он не замечал ничего подозрительного и считал, что существовали разные способы того, как его неудачливый бывший коллега мог быть обнаружен ФСБ.

Нет, он вернется в Москву. Это было плохое решение.

Когда он шел по улицам Измира в свой отель, его навыки контрнаблюдения ничего не обнаружили или, может быть, он был слишком уверен в себе после 8 лет такой двойной жизни.

Он не заметил, что за ним следят. Вернувшись в Москву, он занялся своей повседневной деятельностью.

Дочь Юля пошла в школу, а он направился в райотдел полиции, чтобы продлить лицензию на пистолет, который держал дома.

Он едва успел пройти через дверь, когда люди в масках прыгнули на него, выкрутили руки за спину и натянули пальто на плечи, чтобы обездвижить его.

Они не рисковали с этим крепким бывшим десантником и боксером.

На него надели наручники, а на голову натянули мешок, после чего затолкали в темно-синий мини-фургон.

Сергей Скрипаль находился в руках следователей Путина, ФСБ. Он приготовился спуститься в ад.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

146
146 points