Правила жизни: Джеймс Бонд

“Ты живешь только дважды. Один раз, когда рождаешься, а второй — когда смотришь в лицо смерти”.

Так, секундочку. Три части Gordon’s, одна часть водки, половина Kina Lillet. Взболтайте очень хорошо, пока не будет совсем холодным, а потом добавьте большой кусок лимонной кожуры. Понятно?

Получить два нуля к своему номеру нетрудно. Просто нужно быть готовым убивать людей. Вот и все. Гордиться тут особо нечем.

Мировое господство. Всегда одна и та же мечта. Наши психушки забиты людьми, которые уверены, что они Наполеоны. Или боги.

Власть меняется — ложь остается.

СМЕРШ? Должен вам сказать, я не в восторге от того, что эти ребята разгуливают по Франции и убивают всех, кто, как им кажется, предал их режим. Чертова анархия!

А еще говорят, что коммунисты не умеют веселиться.

Ненавижу чай. Это же просто грязная жижа. Больше того, чай — одна из главных причин падения Британской империи.

Я до смешного люблю хорошую еду и выпивку. Отчасти потому что я холостяк, но в основном потому, что я привык уделять внимание мелочам. Это, конечно, несуразно и старомодно, но когда я работаю, то часто ем в одиночестве, и процесс становится гораздо интереснее, если его немного усложнить.

Рыба с красным вином… Такое обычно наводит на всякие мысли.

Если человек пьет Dom Perignon 1952 года, он не может быть конченым подонком.

Никогда не пью больше одного коктейля до обеда. Но я люблю, чтобы это был очень большой, очень холодный и очень хорошо приготовленный коктейль. Ненавижу маленькие порции чего бы то ни было, особенно если на вкус дрянь.

Упиться до смерти лучше, чем умереть от жажды. Что же касается сигарет, то я просто не очень понимаю, куда девать руки.

Между хорошим и плохим ударом в гольфе такая же разница, как между красивой и невзрачной женщиной. Все решают миллиметры.

Я обычно замечаю всякие мелочи — например, блондинка девушка или брюнетка.

До сорока девушки ничего не стоят мужчинам. А дальше уже нужны либо деньги, либо впечатляющая история. Из этих двух вариантов история — более болезненный. Впрочем, мне-то еще нет сорока.

Ради женщины с ножом я готов на все.

На самом деле я почти женат. На мужчине. У него имя начинается с М. Мне бы пришлось с ним развестись, прежде чем жениться на женщине. А я не уверен, что мне бы этого хотелось.

Я сам решаю, что думать о мужчинах и женщинах. К чему мне мнения других людей? Животные ведь не советуются друг с другом о животных. Они смотрят, нюхают, трогают. В любви и ненависти, а также во всем, что посередине, только это имеет значение. Но люди перестали доверять собственным инстинктам. Им нужно подстраховаться. Поэтому они спрашивают других — должен им кто-то нравиться или нет. А поскольку все на свете любят плохие новости, они и получают плохие ответы — или по крайней мере квалифицированные.

Чего я только не делаю ради Англии!

Никогда не убивал карлика. Но, наверное, все случается впервые. Ты живешь только дважды. Один раз, когда рождаешься, а второй — когда смотришь в лицо смерти.

Почему люди, которые не слушают чужих советов, так любят давать собственные?

Кто-то из нас пахнет, как платок уличной девки. И кажется, это я.

Как — никакой болтовни? Никаких пересуд? Вот в чем проблема современного мира. Люди разучились вести допрос с пристрастием. Это утраченное искусство.

Должен сказать, я прекрасно провел вечер. А вы?

Надвигается буря.