Поль Ле Ру: Как толстый компьютерщик стал Джеффом Безосом даркнета

193
193 points

В сентябре 2009 года криминальный босс Поль Ле Ру вызвал подручного на очную встречу, вынудив его совершить 18-часовое путешествие по четырем аэропортам — до приземления в Гонконге, измученным и обезвоженным.

Мужчина под кодовым именем «Джек» встретился с Ле Ру в ресторане отеля, где босса ждал огромный великолепный завтрак. Несмотря на это, Поль не собирался тратить 30 долларов на еду для подчиненного, вспоминает Джек.

Обсудив вопросы, Ле Ру отправил Джека обратно в аэропорт с легким головокружением от голода и без душа — чтобы он тем же вечером вернулся в Сомали.

«Гнев накачал достаточное количество адреналина в системе [Джека], чтобы у него возникла идея», — пишет криминальный репортер Элейн Шеннон в своей новой книге Hunting LeRoux: The Inside Story of the DEA Takedown of a Criminal Genius and His Empire («Охота на Ле Ру: Подноготная демонтажа DEA преступного гения и его империи»).

Всего несколько месяцев спустя Джек позвонил в ЦРУ и предложил помочь привлечь к ответственности так называемого «Джеффа Безоса транснациональной организованной преступности». И все потому, что босс не купил ему завтрак.

Для Ле Ру все не должно было закончиться таким образом. Родившийся в Зимбабве в 1972 году и отданный его родителями для усыновления — отказ, который преследовал Поля большую часть его жизни — он превратился из гения программирования, разработавшего в конце 90-х годов программное обеспечение для шифрования E4M, в основателя RX Limited — первого черного интернет-рынка фармацевтических препаратов. К концу 2000-х годов он зарабатывал 250 миллионов долларов в год, продавая в даркнете наркотики, оружие и наемные убийства.

Он был представителем нового поколения криминальных авторитетов, больше разбирающихся в Интернете (и меньше озабоченных имиджем), чем его предшественники, такие как Пабло Эскобар и «Эль Чапо» Гусман.

Он был первым, кто «работал в сфере чистого киберпространства», пишет Шеннон. «Он просматривал клиентов, поставщиков, операторов и сетевых специалистов, общаясь с ними, куда бы ни привели его оптоволоконные кабели и спутниковые каналы».

Подобно основателю и генеральному директору Amazon Джеффу Безосу, Ле Ру хотел создать «интернет-супермаркет, который стремится продавать все, что угодно, будь то ракетная технология, таблетки или метамфетамин из Северной Кореи». В течение почти десятилетия, с 2004 года до ареста в 2012 году, его империя наркотиков, оружия и убийств имела частную армию наемников и охватывала четыре континента.

При этом Поль Ле Ру, весящий 160 килограммов и постоянно облаченный в поло, шорты карго и шлепанцы, больше походил на Продавца комиксов из «Симпсонов», чем на хладнокровного криминального авторитета. И он мог быть решительно глупым.

«Иногда Ле Ру действовал так, будто обладал сверхъестественными способностями, — пишет Шеннон. — Всякий раз, когда он устанавливал новые деловые связи или заключал сделку, даже покупку нескольких бочек с химвеществами, он смеялся и кричал всем, кто находился рядом, «Магия!».

Но внешность может быть обманчива. По словам Шеннон, у него были «пронзительные глаза, авторитетная манера и невозмутимая улыбка». Лу Милионе, агент DEA (Управления по борьбе с наркотиками), отслеживавший Ле Ру в течение многих лет, сказал, что Поль мог быть «удивительно обаятельным. Он мог манипулировать людьми так, что те даже не осознавали, что ими манипулируют».

Но обратной стороной этого обаяния был его гнев.

«Ле Ру не хватало определенных социальных навыков, — говорит Шеннон. — Если у него были разногласия с кем-то из окружения, его решением было:«Убейте его! Убейте всю его семью!».

Поль впервые ощутил вкус убийства, когда в 2010 году решил расправиться с начальником своей охраны Дэвидом Смитом. Заманив мужчину в безопасное место на Филиппинах, Ле Ру приказал ему вырыть яму — якобы, чтобы похоронить сейф, заполненный 2 миллионами долларов — а затем несколько раз выстрелил в Смита из автомата MP5.

«Он кое-что узнал о себе, — пишет Шеннон. — Он любил стрелять. Ему нравилось убивать. Он с удовольствием думал о Смите, лежащем в яме, истекающем кровью, с одичавшими собаками, кружащимися вокруг того, что от него осталось».

Однако каким бы выдающимся и грозным ни был Ле Ру, он также мог принимать невероятно плохие решения. Как-то во время телефонного звонка, прослушиваемого агентами DEA, Ле Ру пытался зашифрованно рассказать сотруднику о планах нанять химика, назвав его «поваром».

Но когда его слова не были поняты — «Вы имеете в виду настоящего повара?» — спросил озадаченный менеджер — Ле Ру взорвался.

«Я говорю о метамфетамине, чувак!, — закричал он, отбросив всякие условности. — Ты дебил?».

Причиной, по которой Поль, несмотря на свои случайные ошибки, около 10 лет избегал поимки, была способность Ле Ру оставаться в тени. В отличие от боссов колумбийских и мексиканских картелей, которые «использовали инкрустированные драгоценными камнями пистолеты и девушек, частные зоопарки, камеры пыток и сверхмощные суперкары, чтобы показать себя победителями», Ле Ру «жил аскетично и был безразличен к большинству возможных удобств», пишет Шеннон. У него было несколько скудно обставленных резиденций повсюду — от Филиппин до Гонконга — и по крайней мере в одном доме были только коробки, заполненные купюрами по сто долларов, а не мебель. Он жил «в постоянной готовности исчезнуть».

«Ле Ру был призраком, — сказал Милионе. — Он никогда не был близок с кем-либо и относился ко всем партнерам как к одноразовым. Это не было как в мафии, основывающейся на преданности. Ле Ру никому не был предан».

Это отсутствие преданности распространилось на его семью. Поль был дважды разведен, имея в нескольких странах по крайней мере 11 детей от жен, подруг и любовниц. Во время ареста он жил в Маниле с филиппинской подругой Синди Каянан, с которой у него есть дочь. Когда его арестовали, женщина была убеждена, что Ле Ру мистифицировал происходящее и на самом деле исчез «куда-то свободным стилем через бордели». (Ей не было предъявлено обвинений в связи с преступлениями Ле Ру и она продолжает жить в своем доме в Маниле).

Но он также жаждал внимания. Он «хотел стать суперзвездой в темном мире», пишет Шеннон. Ле Ру использовал слово «Гитлер» в качестве пароля для ноутбука и однажды похвастался покупкой райского острова, потому что «каждому злодею нужен свой остров».

«Деньги его не волновали, — сказала Шеннон. — Деньги были просто способом вести счет. Что заставляло его чувствовать себя живым — так это его проекты. Это всегда было о том «Какой мир я могу покорить следующим?».

Его большой мечтой, как вскоре выяснило DEA, — после того, как «Джек» согласился стать агентом под прикрытием и устроить ловушку для Ле Ру — было заключить соглашение с колумбийским наркокартелем. Джек убедил босса, что связался с колумбийцами, надеющимися заняться метамфетаминами, но сначала они хотели встретиться с Ле Ру. Идя против своих лучших инстинктов — Ле Ру обычно посылал партнеров, чтобы они представляли его — Поль согласился, не желая оскорблять колумбийцев. Трюк Джека «сработал подобно чарам», пишет Шеннон.

В конце 2012 года, когда Ле Ру прибыл в номер отеля в Либерии, чтобы встретиться с тем, кого считал представителем колумбийского картеля — на самом деле это был агент DEA под прикрытием, — скрытая запись зафиксировала не только его намерения совершить незаконный оборот наркотиков, но также и ошеломляющие признания в других преступлениях — от продажи оружия Ирану до убийства охранника Смита.

«Вы знаете, что меня действительно бесило?, — сказал Ле Ру о покойном сотруднике, в убийстве которого признался. — Его яхта была больше моей яхты».

Вскоре после этого агенты DEA Том Синдрик и Эрик Стоуч арестовали Ле Ру в его гостиничном номере, но босс не захотел так легко сдаться. Поль использовал свои огромные габариты, чтобы помешать агентам надеть на себя наручники.

Он продолжал сопротивляться, пока его, закованного в кандалы, не погрузили в самолет, направляющийся в Нью-Йорк. Но затем все его поведение изменилось.

Изображение: New York Post

«Хорошо сыграно, джентльмены, — сказал он агентам, улыбаясь подобно суперзлодею из фильмов про Бонда. — Но если вы смотрите на меня, вы, очевидно, ищете нечто гораздо большее».

Ле Ру договорился с DEA о иммунитете. В обмен на ограниченное наказание он предложил помочь поймать своих соучастников. Это было легко, учитывая репутацию Поля как большого конспиратора. Все, что ему нужно было сделать — это позвонить или отправить электронное письмо, после чего его обширная всемирная сеть торговцев наркотиками и наемных убийц не будет иметь никаких оснований подозревать, что заказы поступают из тюремной камеры. Никто не ожидал встретиться с Ле Ру лично — это просто не в его правилах.

Подсказки Ле Ру привели к нескольким обвинительным приговорам, в том числе к громкому делу в апреле 2018 года, когда его начальник службы безопасности Джозеф Хантер (который взялся за эту работу после убийства Смита) и два других приспешника были признаны виновными в федеральном суде Манхэттена за сговор с целью убийства федерального агента по наркотикам, импорт наркотиков и убийство за деньги женщины на Филиппинах.

Ле Ру, которому сейчас 46 лет, пока не вынесен официальный приговор. Даже его арест держался в секрете в течение нескольких лет. Лишь недавно, в 2018 году, он предстал перед судом во время судебного разбирательства с Хантером, где признался в 5 убийствах, продаже ракетных технологий Ирану и торговле метамфетамином из Северной Кореи с намерением продажи в Нью-Йорке. Ему не будут предъявлены обвинения в убийстве — «США имеют ограниченную юрисдикцию в отношении убийств за границей», объясняет Шеннон, — но за преступления, которые он признал, ему может грозить от 10 лет до пожизненного заключения.

Но Поль не предстанет перед судом, пока все преступники, в поимке которых он помог, не закончат обжалование своих приговоров. И хотя DEA утверждает, что Ле Ру находится в федеральном заключении, представитель Федерального бюро тюрем говорит, что Поля освободили из Бруклинского изолятора ещё в 2013 году. DEA отказалось сообщить подробности о его текущем местонахождении.

«Насколько я знаю, Ле Ру в настоящее время не используется для поимки других преступников, — говорит Шеннон. — Некоторые агенты считают, что он был бы полезным консультантом, потому что у него есть особый талант находить ниши для заработка денег в преступном мире. Но существует консенсус, что лучше всего к нему обращаться через решетку».

И с кем можно лучше посоветоваться о том, как поймать следующего Ле Ру, чем с самим Ле Ру?

«Все парни, которые расследовали это дело, считают, что есть и другие Ле Ру, — говорит Шеннон. — Они могут быть такими же выдающимися, но они могут быть и более опасными, потому что им лучше удаются межличностные отношения».

Другими словами, в отличие от Ле Ру, «они заплатят за завтрак».


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

193
193 points