Почему численность волков растет, львов уменьшается, а тигров держится стабильной?

225
225 points

Мэтт Ридли, всемирно известный автор «Рационального оптимиста» и других бестселлеров, недавно задал в Twitter любопытный вопрос: «Почему численность волков растет по всему миру, львов уменьшается, а тигров держится стабильной?». И тут же ответил: «В основном потому, что волки обитают в богатых странах, львы — в бедных странах, а тигры — в странах со средним уровнем дохода».

Этот факт, по мнению писателя, убедительно доказывает, что вопреки нескончаемому потоку мрачных новостей и мрачных предсказаний о будущем, Земля никогда не была лучшим местом для жизни, чем является теперь.

Изображение: pixabay.com

Сейчас войн меньше, чем когда-либо прежде в истории. Уровень крайней бедности резко сокращается. Зеленые зоны на планете увеличиваются. Младенческая смертность снижается. Смертность от стихийных бедствий снизилась на 90% с 1920-х годов.

И процветание человечества полезно как для окружающей среды, так и для спасения находящихся под угрозой исчезновения животных. Так что идея о проблематичности «западных ценностей» или «капитализма» весьма проблематична.

Ридли утверждает, что именно большое, но бедное население уменьшает биоразнообразие. По мере того как страны становятся богаче и становятся на рельсы рыночной экономики, они, как правило, начинают бороться с обезлесением, замедляют гибель видов и обращают вспять сокращение некоторых видов.

Ничто не может убить природу быстрее, чем попытка выжить, говорит писатель. Когда африканский сельский житель становится достаточно богатым, чтобы покупать еду в магазине, а не искать мясо диких животных в лесу, это — победа для дикой природы.

То же самое, если он или она может позволить себе газ для приготовления пищи, а не рубку деревьев. Чем больше мы сможем урбанизировать людей и чем больше сможем увеличить использование интенсивного сельского хозяйства и ископаемого топлива, тем меньше нам понадобится использовать леса для пищи или топлива.

К тому же интенсивное земледелие бережет землю для природы. Подсчитано, что если бы сегодняшнее население должно было питаться, используя органические урожаи 1960 года, нам пришлось бы обрабатывать 82% земных угодий в мире, тогда как сейчас мы обрабатываем всего около 38%. Благодаря удобрениям, тракторам, генетике и пестицидам нам теперь нужно на 68% меньше земли для производства заданного количества продуктов питания, чем в 1960 году.

А профессор Эндрю Бэлмфорд из Кембриджского университета с командой учёных обнаружил, что органические молочные фермы вызывают как минимум на 30% больше потерь почвы и требуют в два раза больше земли, чем при обычном молочном животноводстве.

СМИ, в свою очередь, очень часто игнорируют факт восстановления исчезающих видов. Так, в 1960-х годах горбатых китов оставалось всего несколько тысяч и их называли «находящимися под угрозой исчезновения». Сегодня горбатых китов насчитывается 80 тысяч и их популяция во многих частях мира восстановилась до цифр перед началом промысла. То же самое верно для многих других ранее промысловых видов, таких как морские котики, морские слоны, королевские пингвины и т.д.

По какой-то причине экологические активисты ненавидят рассказывать об историях успеха защитников природы в сохранении видов, восстановлении популяций и повторном их введении в дикую природу. Они предпочитают говорить об угрозах. Это приносит больше рекламы и пожертвований, но также и распространяет сигналы отчаяния, в результате чего многие простые люди чувствуют беспомощность, а не вовлеченность. Так что, говорит Ридли, пришло время честных дебатов о том, что мы можем сделать для спасения дикой природы, а не криков рядового Фрейзера «Мы все обречены!».


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

225
225 points