Как моя паническая атака переросла в ипохондрию

Каждый знает кого-то с ипохондрией. Мужчин с «мужским гриппом», соседку по комнате, которая делает трагедию из малейшего похмелья или любого, кто употребляет термин «общее недомогание».

Когда-то я считала, что ипохондрия является шуткой; показная болезненность, подобающая тонкокостной викторианской даме с кушеткой для обмороков. Но когда мне было 22 года, у меня развилась ипохондрия — настоящая ипохондрия, пишет Стефани Барретт, «литературно-зависимая феминистка», как она сама себя характеризует.

Иногда я задаюсь вопросом, случилось бы это, если бы я тогда знала то, что знаю сейчас.

Я думала, что знаю, что такое паническая атака.

Паника была кошмаром. Она медленно двигалась к вершине американской горки. Это было трепещущее чувство испуга, прежде чем я проверила свой банковский счет после вечеринки.

Как моя паническая атака переросла в ипохондрию
Изображение: pixabay.com

Но когда у меня была первая паническая атака, это совсем не было похоже на панику.

Я лежала в постели, моё сердце быстро билось, горячее стеснение распространялось по моей груди.

Мне это не очень нравилось.

В темноте мой взвинченный ум пытался объяснить происходящее и остановился на версии: сердечный приступ.

Теперь я знаю, что это типичная ошибка при панической атаке насчет сердечного приступа, но тогда? Я не имела представления об этом.

Из этого невежества выросла моя ипохондрия.

Я позвонила в скорую; я отправилась в больницу и прождала там четыре часа.

Как моя паническая атака переросла в ипохондрию
Изображение: pixabay.com

Никто не говорил о приступе паники, никто не говорил о беспокойстве и никто не говорил об ипохондрии.

Я не виню врачей.

Больница была безумно перегружена, мне не следовало быть там и только Бог знает, почему они должны относиться к людям серьезно.

Но уход с уверенностью, что у меня не было сердечного приступа и нет хорошего объяснения тому, что со мной происходит, был рецептом катастрофы.

Ипохондрия преодолела пропасть между реальностью и всем, что я не знала.

И поэтому я пошла в больницу. И снова пошла. И опять.

Мне делали ЭКГ, анализы крови и даже рентген грудной клетки.

При свете дня я чувствовала себя в безопасности и в здравом уме; в темноте появлялся страх.

Как моя паническая атака переросла в ипохондрию
Изображение: pixabay.com

Я проводила свои субботние вечера в больнице, наполовину смущенная и наполовину испуганная.

Логика этого искушает меня даже сейчас: риск не пойти в больницу оказался больше, чем потраченные впустую усилия.

В конце концов, у ипохондрии появился другой смысл; я поняла, что тревога насчет здоровья — не шутка.

Ипохондрия не защищала мою жизнь — она разрушала ее.

Я пыталась прекратить звонить в скорую, ездить в больницу или позволить себе победить ипохондрию, я начала пытаться вернуть себе контроль.

Моя ипохондрия умерла около 5 утра в ванной комнате в отеле среднего ценового диапазона в Гранд-Каньоне.

Я путешествовала по Америке в течение недели и у меня была паническая атака около трех часов.

Как моя паническая атака переросла в ипохондрию
Изображение: pixabay.com

Если бы я могла отправиться в больницу, я бы сделала это 10 раз.

Но я не могла, поэтому я этого не сделала.

Я поняла, что моя паническая атака не была сердечным приступом и я не умерла. Ипохондрия потеряла свою силу.

После нескольких месяцев попыток, это было неожиданно просто.

Мне очень повезло — моя ипохондрия могла быть намного хуже, но я не уверена, что она у меня вообще бы появилась, если бы я знала, что такое панические атаки.

В наши дни это не проблема, но я всё еще не шучу насчет ипохондрии.

Это реально, это затратно и это не имеет ничего общего с кушетками для обмороков.