Она купила дешевый хлеб. И вскоре осталась без дочери

168
168 points

Сесиль была дома, когда в один из зимних дней несколько лет назад в дверь ее небольшого дома на окраине Осло, Норвегия, постучали. Гостям — это были мужчина и женщина, детский психолог и психиатр — открыла ее маленькая дочь, передает Би-би-си.

Девочка тепло поприветствовала незнакомых людей. Сесиль была рада визиту намного меньше — она сразу поняла его причину. «Я очень испугалась. Я не хотела видеть их у себя. Я знала, что именно так и отбирают детей», — вспоминает женщина тот день.

Изображение: BBC

Служба по защите детей в течение нескольких лет пыталась доказать, что Сесиль, мать-одиночка, ненадлежащим образом ухаживает за своей дочкой. Судьба девочки зависела от визита экспертов — и они остались недовольны тем, что увидели в ее доме.

В отчете специалистов говорится, что они не увидели «естественного взаимодействия» между матерью и дочерью. Под сомнение они поставили и способность Сесиль содержать дом в порядке. Сама женщина верит, что эксперты намеренно старались выставить все в негативном свете.

«Это было вскоре после Рождества. В местном магазине я купила очень дешевый имбирный хлеб, он стоил всего крону. Я думала, мы с дочкой повеселимся и будем вместе делать имбирных человечков. Но они решили, что это говорит о проблемах с деньгами — зачем еще делать такую покупку уже после Рождества? Как вообще можно назвать человека бедным просто из-за того, что он купил дешевый хлеб?» — недоумевает Сесиль.

Гости Сесиль в своём отчете, в котором, впрочем, учитывалось мнение и других специалистов по защите детей, пришли к выводу, что развитие маленькой девочки будет ограничено, если она останется у матери: «Мать не осознает базовых потребностей ребенка и не осознает, что может нанести ей ментальный вред».

После визита специалистов Сесиль, сухая блондинка 50 лет, видела свою дочь семь раз. Окружной суд Осло поместил девочку под долгосрочную опеку. Свидетелями на процессе выступали те же эксперты, которые пришли к Сесиль. «Я лишилась детства моей дочери. Я не увижу ее, пока она не подрастет», — говорит она.

Подобные случаи в Норвегии нередки.

Инеc — мать восьмерых детей. Четверо из них уже взрослые, а еще четырех забрали в сентябре 2013 года. Когда это произошло, Инеc арестовали и отправили в полицейский изолятор.

Изображение: BBC

Женщина вспоминает, что, оказавшись в клетке, думала, что сходит с ума. «Стены сжимались, было тяжело дышать, — со слезами в голосе вспоминает Инес тот день. — Помню, я думала в тот день — вдруг я сошла с ума, вдруг я в безумии делала что-то не то и вредила своей семье, не зная об этом».

Жительницу юга Норвегии обвинили в том, что она применяла к младшим детям физическую силу. Сама она не отрицает, что однажды ей пришлось это сделать — но лишь чтобы разнять дерущихся, когда один ребенок отказывался перестать кусать другого. «Я шлепнула его, чтобы он прекратил. Да, с моей стороны это было неправильно. Но другому ребенку было очень больно».

В 2016 году Инес была оправдана судом. Женщина не пыталась оспорить решение начать расследования. Но, по ее словам, собирая доказательства, чиновники отказывались слушать то, что говорили ее дети. «Например, им не понравился ответ младший дочери Инес, — рассказывает адвокат женщины. — Ее спросили, была ли мать к ней жестока. Она ответила — нет, моя мама никогда не била меня. Но после этого ее спросили, сколько раз мать ударила ее. У них уже было составлено мнение о деле — у детей они выпытывали ответы, которые бы его подкрепили».

Двоих детей Инес вернули, но самые младшие уже два года находятся в приемной семье. Не помог вернуть их и независимый отчет психологов, в котором содержатся рекомендации по воссоединению семьи.

Критика в адрес норвежской службы по защите детей звучит уже несколько лет. Наиболее резонансным было дело Рут и Марием Боднариу, семьи евангельских христиан. В 2015 году их пятерых детей, включая младенца, забрали по подозрению в том, что родители шлепали их.

В конце концов семье дали воссоединиться, но Боднариу эмигрировали из Норвегии в Румынию. Некоторые норвежские семьи, опасаясь разделения, подают заявления о предоставлении убежища в Европе — например, в Польше. Проблема коснулась и мигрантов — местные журналисты подсчитали, что матерей-иностранок лишают прав намного чаще, чем гражданок Норвегии.

А совсем недавно, в апреле этого года, мужчина-психиатр, приходивший в дом к Сесиль и делавший заключение в деле Инес, снова появился в суде. В этот раз он оказался не свидетелем, а обвиняемым.

Эксперта приговорили к 22 месяцам тюрьмы — суд установил, что он скачал больше 200 тысяч изображений и свыше 12 тысяч видео с детским порно, в том числе с изнасилованиями.

Оказалось, что местная полиция следила за активностью эксперта еще в 2015 году, но расследование началось только в начале прошлого года. Психиатр признался, что собирал материалы с детской порнографией 20 лет. Его имя прессе не называли — чтобы защитить уже его собственных детей.

Известно, что эксперт занимал серьезную должность в системе по защите детей Норвегии. Он не только выступал свидетелем по индивидуальным делам, но и был членом влиятельной экспертной комиссии по делам детей, которая анализирует доклады о ситуации в семьях.

Психиатр лишился своей лицензии — это значит, что он уже никогда не сможет работать в своей области. Но теперь родители, которые потеряли опеку над детьми при его содействии, требуют пересмотреть свои дела. По их словам, мужчина не мог сопереживать детям, которых должен был защищать. В решении суда говорится о том, что психиатр «не осознавал страданий героев материалов, которые доставляли ему удовольствие».

Катрин Кох, глава комиссии, в которой состоял осужденный психиатр, объясняет, что сложившаяся в стране практика защиты детей объясняется тем, что Норвегия — богатая страна. «Чем богаче вы, тем меньше думаете о простом выживании и больше времени уделяете тому, как именно должны воспитываться дети».

В нормативных документах, одобренных в Норвегии, не указывается, что воспитание обязательно должно быть «хорошим» — лишь «достаточно хорошим». Может быть, норвежское понимание того, что такое «достаточно хорошо», отличается от других стран, говорит Кох.

Министерство по делам детей обещается подготовить изменения, которые усилят как права детей, так и права семей. Ведомство также изучает некоторые решения о помещении под опеку — но коснется ли это дел осужденного психиатра, неизвестно.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

168
168 points