Эта картина подтверждает обреченность искусства в эпоху селфи

Автопортрет австралийского художника Джеймса Нидхема и его жены может быть очень популярным в социальных медиа, но его интимная и человеческая природа — так же, как и в случае с фотографическим селфи — подделка.

Картина может быть необычайно популярной в эпоху цифровых технологий, при условии, что лишается всех эстетических амбиций и низводит 600 лет истории искусства со времен Ренессанса до уровня прославленного селфи.

Эта картина Джеймса Нидхема подтверждает обреченность искусства в эпоху безудержного селфи

Именно этот вывод можно сделать из интернет-популярности двойного портрета сиднейского художника Джеймса Нидхема и его жены в своей ванной. Посредственная мазня Нидхема была расшарена на Imgur почти миллион раз. Но почему?

Это в меру смешно. Она чистит зубы. Он сидит на унитазе, в его руке книга. К счастью, душевая кабинка затемняет его ягодицы. Это приватный момент пары, превращенный в публичное изображение совместно с сотнями тысяч незнакомых людей.

Вы понимаете, что мы имеем в виду под прославленным селфи? Помимо того, что она была нарисована, а не снята телефоном, призыв у этой картины точно такой же, как и у интимностей Ким Кардашян. Ну, почти. В ней есть непринужденная спонтанность, которую прославляет культура селфи — и та же омертвляющая поверхностность.

То, что делает эту картину онлайн-хитом, одновременно делает её бесполезной в качестве объекта искусства: приведение её к наименьшему общему знаменателю с современной фотографией. Некоторые художники блестяще используют фотографии, превращая образы вокруг нас во что-то более монументальное и постоянное: выдающийся художник переосмысливает фотографии так, как это делал Дега в 19 веке, а после этого с беззаботным блеском — Энди Уорхол и Герхард Рихтер. Но вместо того, чтобы возвысить фотографию до живописи, Нидхем опустил живопись до тривиальности мгновенного селфи.

Эта картина Джеймса Нидхема подтверждает обреченность искусства в эпоху безудержного селфи
Настоящее искусство: Илер-Жермен-Эдгар Дега, Расчесывание волос (La Coiffure)

Полученные интимность и человечность — так же, как с фотографическим селфи — подделка. Это плохой портрет. У Нидхема посредственное техническое мастерство, он не видит достаточно глубоко, чтобы придать своей картине истинную проницательность. Если вы думаете, что это крутой реалистический портрет, посмотрите еще раз: видение Нидхема подобно глубине ситуационных комедий 1970-х годов.

Настоящая портретная живопись идет гораздо дальше. Сравните эту картину с любой работой Люсьена Фрейда и вы начнете видеть разницу между художником, просто заполняющим холст, и художником, на самом деле видящем людей особым, уникальным способом.

Эпоха селфи — трагедия для искусства. Она убедила всех, что «искусством» является то, что мы все можем сделать с помощью телефона и развязной позы. Миллиарды самодовольных селфи заполняют пустоту киберпространства. Онлайн-хит Нидхема является доказательством того, что весь этот фотографический нарциссизм отравляет наш взгляд на настоящее искусство. Теперь мы хотим, чтобы картины обеспечивали ту же самую дешевую и мгновенную иллюзию подключенности, которую создает селфи. Для того, чтобы вписаться в эту эпоху безудержного популизма, все, что должно сделать искусство — спуститься в этот вакуум заблудшей коммуникабельности.

Где заканчивается эта картина, в ванной в Сиднее?