Ночной ужас: Парень во сне откусил палец подруги и проглотил его

190
190 points

Девушка рассказала о самом настоящем пережитом ею кошмаре после того, как бойфренд случайно откусил и проглотил часть её большого пальца во время приступа ночного ужаса — редкого расстройства сна, от которого страдают менее 5% людей.

26-летняя Сэйдж Норейка наслаждалась отдыхом на Сардинии, Италия, вместе со своим парнем Марко, пока однажды ночью не произошло то, что до сих заставляет её в ужасе вздрагивать. Вот история девушки:

Мы с Марко уже год были вместе, когда он предложил провести отпуск на Сардинии, в его родной Италии. Как австралийке, живущей в Лондоне, мне было интересно вернуться к морю.

Изображение: The Sun

Однажды ночью, когда мы измотанные легли спать после целого дня на пляже и хорошего ужина, я заснула в объятиях Марко.

Но затем меня разбудил жуткий крик. «Нас грабят?», — запаниковала я.

Сквозь темноту я смогла разглядеть тень Марко. Вопя, он бегал вокруг, врезаясь в мебель.

Он часто будил меня своим бормотанием, а иногда и лунатизмом. Но в данном случае это звучало так, будто его убивали.

Изображение: The Sun

Я попыталась его успокоить: «Давай вернемся в постель».

Но Марко бросился на меня и моя левая рука мгновенно вспыхнула от боли. Затем он поднял меня с кровати и бросил в стену.

Через несколько секунд я в агонии закричала. Моя рука пульсировала.

«Он укусил меня?, — подумала я. — Как мой милый парень может причинить мне боль?».

Когда однажды я сломала лодыжку и провела три месяца в гипсе, он все время заботился обо мне. Он не был монстром.

Изображение: The Sun

Но теперь я слышала, как он разбивает вещи в ванной. Внезапно включился свет.

Бледный как призрак, проснувшийся Марко выглядел ужасно. Я поняла, что сижу в луже красного цвета. «Что я сделал?», — задыхаясь спросил он.

Схватив салфетки, Марко прижал их к моей руке. Там было так много крови, что мы не могли увидеть повреждения.

«Я бы никогда не сделал тебе больно, ты же знаешь, как сильно я тебя люблю», — крикнул он, обнимая меня.

«Я знаю, что ты не это имел в виду», — сказала я. «Нам нужно обмыть её под краном», — в свою очередь сказал Марко.

Я вошла в ванную и убрала салфетки, но в ране застряли кусочки ворса.

Когда вода все смыла, передо мной было ужасающее зрелище: половина моего большого пальца отсутствовала.

Изображение: The Sun

Плоть была срезана вплоть до костяшки и кость торчала, как в сцене из фильма о зомби.

«Ты откусил мой большой палец!», — закричала я, застыв в шоке.

При виде раны Марко чуть не вырвало. «Где его остальная часть?, — нервничал он. — Может быть её можно снова пришить…».

Мы начали заглядывать под мебель и обнаружили, что верхняя часть моего большого пальца исчезла.

Посмотрев друг на друга, мы одновременно осознали ужасное — он проглотил её.

После того, как мы домчались до больницы, я увидела потрясенные лица медсестер, когда Марко по-итальянски рассказал им о случившемся.

Изображение: The Sun

Рентген показал, что зубы Марко скололи кость.

«Собачий укус?», — спросил доктор. «Нет!», — поморщилась я.

Травму очистили и перевязали, мне дали антибиотики и обезболивающие, но я сказала, что мне понадобится пластическая операция в Лондоне.

«По крайней мере, я легко пройду иммиграционную службу — они не смогут снять отпечаток», — пошутила я.

Марко рассказал мне, как ещё подростком он во сне выбегал из дома и кричал.

Мы погуглили и поняли, что это похоже на ночной ужас — эпизод сильного страха, возникающий при частичном пробуждении от глубокого сна.

«Мне очень жаль», — повторял он снова и снова.

Вернувшись в Лондон, мы срочно отправились в больницу. К тому времени у меня была температура.

«Укус человека гораздо более заразен, чем любого животного», — пояснил доктор.

Следующим утром, накачанная антибиотиками, я пошла на операцию. Удивительно, но хирург сумела использовать оставшуюся кожу, чтобы улучшить вид моего большого пальца.

«Вы больше никогда не сможете отрастить ноготь», — предупредила она. Но это было самая маленькая из всех моих забот!

Через неделю медсестра сняла бинты и я увидела свой новый палец. Все еще больной, он выглядел довольно ужасно.

Изображение: The Sun

«Становится лучше», — сказала она, хотя он был на 2 см короче моего правого большого пальца.

К третьей неделе начал прорастать даже маленький кусочек ногтя.

Я поправлялась, но самое сложное было еще впереди.

Лежа ночью рядом с Марко, я каждый раз, когда он вздрагивал, чувствовала прилив страха.

«Что если он снова превратится в того монстра?», — беспокоилась я.

Я знала, что это не его вина, но, к сожалению, это было слишком для нас обоих, поэтому мы в конце концов расстались.

Три месяца спустя я снова в Перте, живу с родителями. Я не виню Марко, потому что у него серьезное расстройство сна, о котором так мало известно.

Мой палец заживает, но когда нервы растут, он становится сверхчувствительным.

Всё это было тяжело, но я стараюсь увидеть более светлую сторону.

«Классно!», шучу я с мамой и папой, поднимая большой палец вверх.


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

190
190 points