Эту супермодель развращала родная мать и она стала одержима мужчинами

199
199 points

Несмотря на то, что у 33-летней Никки Дюбуз была успешная карьера супермодели и она много путешествует по миру, на самом деле девушка почти всю свою жизнь пытается справиться с сексуальным насилием, которое она испытала от рук женщины, которая должна была защитить её.

Никки, выросшая в Чарльстоне, штат Южная Каролина, США, говорит, что у нее были «близкие, но очень сложные» отношения с матерью по имени Сэнди.

Будучи удочеренной «любящей семьей»,  Сэнди забеременела всего в 17 лет и родила Никки в марте 1985 года, пишет The Sun.

И хотя родители-подростки были официально женаты, пара развелась, когда Никки было 2 года - после того, как её отец "ненадолго попал в тюрьму".

На протяжении всего детства Никки её мать боролась «со многими психическими заболеваниями», включая биполярное расстройство и булимию, которые только ухудшались её алкогольной зависимостью.

Однако нестабильное поведение Сэнди принимало ещё более зловещий поворот во время приёма ванны.

«Моя мать начала растлевать меня, ректально меряя мою температуру», - рассказывает Дюбуз.

Поскольку этот инвазивный метод подразумевает помещение термометра в задний проход, родители должны прекратить мерять температуру подобным образом примерно в возрасте 3 лет.

Но в то время Никки не знала об этом.

По мере взросления девочки притворная забота её матери превращалась в повседневные злоупотребления, а «щипки за попу» и «касания груди дочери» стали обычным явлением.

Будучи 9-летней девочкой, Дюбуз не знала, что такие действия неуместны.

"Я просто думала, что моя мама делает то, что что должна делать мама, - говорит она. - Она была моей матерью и я ничего не понимала".

Но озабоченность Сэнди изменением тела дочери усугубилась, когда у Никки наступило половое созревание.

«В 13 лет, когда мы были одни в спальне, она заставила меня смотреть на свои действия по самоудовлетворению", - рассказывает  Дюбуз. При этом женщина призывала дочь принять в этом участие.

Девушка добавляет: «Она меня неуместно щекотала, касалась груди и шлепала по попе под предлогом, что это шутка».

И хотя Никки уже понимала, что с поведением матери что-то не так, она в то время никогда и никому об этом не рассказывала, потому что не могла «осмыслить происходящее».

Но совращение дочери происходило и за пределами спальни Сэнди.

Дюбуз признается: «Моя мать также заставляла меня флиртовать в Интернете со взрослыми мужчинами, оставляя в покое взамен на разговоры с ними и создание поддельной интернет-личности».

А после чатов Сэнди отвозила 13-летнюю дочь в местные бары в качестве собутыльника - окуная подростка во взрослый мир, для которого она была слишком юна.

И хотя вскоре подобные действия прекратились, детская травма оказала влияние на всю последующую жизнь Никки.

Дюбуз говорит, что с тех пор её «мир почернел» и у неё развилось расстройство пищевого поведения.

«Я просто шла в ванную комнату, весь день рвала и часами бегала, пытаясь похудеть», - вспоминает она.

Несмотря на осознание родителями расстройства пищевого поведения дочери, отец «кричал и злился, потому что не понимал причину», в то время как мать никогда не спрашивала, всё ли с ней в порядке.

Ситуация с расстройством пищевого поведения ухудшилась, когда в середине 2000-х годов Дюбуз переехала в Нью-Йорк и начала работать моделью.

«Люди наконец-то дали мне внимание и подтверждение, что я достаточно хороша, - вспоминает девушка. - В детстве я никогда не чувствовал себя достаточно хорошо».

Никки быстро стала «бояться поесть» и каждый день ходила 15-20 километров на фотосессии. В результате однажды её вёс составил всего 40 килограммов, а индекс массы тела (вес, деленный на квадрат роста) - 13,4.

Но это было не единственным последствием пережитого в детстве.

Будучи молодой девушкой в Нью-Йорке, Никки не только легко меняла мужчин, потому что «не занималась тем, что случилось» с ней. У неё развилась сексуальная зависимость.

По словам Дюбуз, для неё с детства было нормально общаться со многими мужчинами.

"Я знала, что это неправильно, но не могла ничего с этим поделать", - говорит она. - В то время постель с мужчинами была для меня побегом».

Пока Никки участвовала в дорогих рекламных кампаниях и позировала для Vogue, психическое состояние её матери ухудшалось.

Женщина, наряду с биполярным расстройством, страдала от диссоциативного расстройства личности. И хотя в июне 2012 года Дюбуз заплатила за 90-дневную программу реабилитации матери, та всего через 2 месяца внезапно погибла.

В тот трагический день Сэнди исчезла со своим тогдашним бойфрендом и двое разбились в автомобильной аварии, ставшей следствием вождения в нетрезвом виде.

Размышляя о потере матери, которая ее растлевала, Никки говорит: «У меня нет какой-либо неприязни к маме. Она просто делала все возможное, что могла».

И хотя мать и дочь никогда не говорили о пережитом когда-то, незадолго до смерти женщины Никки сказала ей, что она «простила» её за события детства.

Дюбуз добавляет: «Вы не можете быть психически здоровыми и развращать ребенка».

После смерти матери, которая погибла в 45 лет, Никки перестала работать моделью и теперь является активисткой по борьбе с сексуальным насилием. Она также написала мемуары о детстве и работе в модельной индустрии.

Девушка говорит: «Когда я начала рассказывать людям, что моя мама развращала меня, они мне не поверили. Психологически мы хотим верить, что женщины являются воспитателями и что они будут заботиться о своих детях».

И хотя другие родственники Никки раньше не знали о злоупотреблениях, она говорит: «Они поддержали книги и пропагандистскую работу, к тому же я пыталась рассказать свою историю в уважительной манере».


Понравилось? Поделитесь с друзьями!

199
199 points