Из жизни одной скамейки

Эта философская фотоистория была снята в Киеве Евгением Котенко.

Тема скамейки не нова в истории фотографии. Практически все известные жанровые фотографы с огромным удовольствием снимали и снимают и жизнь на скамейках. Скульпторы превращают скамейки в памятники в призведения почти ювелирного искусства. А вспомним карикатуры Херлуфа Бидструпа…

Из жизни одной скамейки

Скамейка – это модель мира. Все вертится вокруг скамейки. Изнемогающие от любовной жажды парочки, которым некуда деться, ищут скамейку; алкоголики и бомжи вообще без скамейки не представляют свою жизнь – для них это и дом, и стол, и туалет, и кровать; дети постоянно ломают скамейки; студенты на скамейках доглатывают недостающие знания перед экзаменами; старики на скамейках доживают свои последние дни.

Из жизни одной скамейки

Евгений Котенко выбрал скамейку не на улице, не бульваре или в парке. Он нашел ее в своем дворе — неказистое, излатанное, израненное сооружение, однажды покрашенное в голубой небесный цвет силами домоуправления, потом в красный, или наоборот, постоянно переживающее апокалипсис. Это даже не скамейка, а лавочка, т.е. что-то нелепое, смешное вокруг которой всегда горы окурков, лушпаек от семечек, бутылок и прочего мусора.

Из жизни одной скамейки

Забавно, в один прекрасный момент возле нее появилась урна. Сначала она была уныло серого цвета, потом ее не очень старательно выкрасили. Мусора, правда, на земле не уменьшилось. Урна периодически исчезала, и снова возвращалась.

Из жизни одной скамейки

Котенко четыре года снимал все, что происходило на лавочке. Получился тайно подсмотренный театр, почти шекспировского гротеска, накала и остроты. И в нем задействованы не только люди, но и собака, кот… Неприкаянные, голодные животные. Здесь жизнь и смерть сидят рядом, трутся друг о друга, смеются друг над другом, издеваются.

Из жизни одной скамейки

Режиссер — неугомонный «упивец» Вакх, веселит своими спектаклями для одного зрителя (фотографа) в которых, однако, доминирует презрительный тон. Это настроение передается и человеку с фотокамерой, интонация у которого иронично-брезгливая. Эффект подсмотренности усиливает любопытство зрителя, который приобщается к подглядыванию, испытывает приятные чувства, свойственные вуаеристам, от совершения чего-то не совсем правильного, дозволенного, от проникновения в чужую тайну. Котенко конечно же провокатор.

Из жизни одной скамейки

Евгений не просто снимал, а исследовал целый социальный пласт населения Украины. Скамейка у него получилась еще и в виде образа раны, которая сама себя раздирает, углубляет, раздражает.

Из жизни одной скамейки

Фотограф наблюдает за всем, что происходит на скамейке сверху, моделирует взгляд бога, развлекающегося и равнодушно созерцающего происходящее.

Из жизни одной скамейки

Такое впечатление, что это он поставил сюда скамейку и заставил фотографа приобщиться к жизни на ней, еще раз наставляя нас, что человек получился из земли: он «рожден грязью».

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки

Из жизни одной скамейки