Генри Уорсли и психология выживания в ситуациях жизни и смерти

Полярный исследователь Генри Уорсли умер 24 января 2016 года. Но и год спустя его смерть продолжает служить катализатором обсуждений о допустимом сочетании риска и безопасности в современных исследованиях. Как далеко человек должен выходить за пределы человеческой выносливости?

13 ноября 2015 года британский полярный исследователь Генри Уорсли предпринял попытку установить рекорд выносливости, который ещё не был достигнут ни одним человеком: самостоятельно, без посторонней помощи пересечь Антарктиду. На его санях был уложен 80-дневный запас продовольствия, топлива и снаряжения весом более 150 кг — почти вдвое превышающим вес худого, но мускулистого исследователя. Его тело было закалено месяцами целенаправленной подготовки, а ум — отточен годами опыта.

55-летний бывший армейский офицер был чрезвычайно энергичен во время первого спутникового сеанса связи, после оборудования лагеря. Тон его разговора отображал радость человека, который решился пройти 1000 миль по необитаемому континенту и собрать более 100 тысяч фунтов стерлингов для раненых ветеранов в Великобритании. Это были его цели и это была его награда.

«Сейчас это самое лучшее место на Земле», — сообщал Уорсли.

Семьдесят дней спустя Уорсли лежал, обездвиженный снежным штормом, в более чем 900 милях от отправной точки. Он похудел на 20 килограммов, потерял зуб, пытаясь съесть замерзший энергетический батончик, и был совершенно один, лишенный всевозможных удобств более чем два месяца. Исследователь не двигался в течение двух дней.

Генри Уорсли и психология выживания в ситуациях жизни и смерти
@shackletonsolo/twitter

До конца путешествия оставалось всего лишь 30 миль, рядом, почти в поле зрения, сиял голубой лед Трансатлантических гор. Но обезвоживание и истощение вымотали Уорсли до глубины души. У него едва хватало энергии для сбора снега в чайник, а белая мгла продолжала бушевать вокруг палатки. Его голос был напряжен и ему проходилось останавливаться, чтобы перевести дыхание, через каждые несколько слов.

«Здесь ничего нельзя увидеть, кроме белой тьмы».

Подобно знаменитому полярнику сэру Эрнесту Шеклтону, который был вынужден развернуться во время экспедиции 1915 года, чью попытку пересечь Антарктиду Уорсли попытался завершить спустя столетие, исследователь запросил спасение.

«Мое путешествие подходит к концу, — заявил он в финальном эмоциональном вызове. — Мне не хватило времени и физической выносливости — простой, обычной возможности переставлять одну лыжу перед другой, чтобы преодолеть расстояние, необходимое для достижения моей цели».

На следующий день Уорсли доставили в Пунта-Аренас, Чили, где у него обнаружили бактериальный перитонит — инфекцию в брюшной полости, которая часто возникает у пациентов с повреждением печени. Вскоре у него возникла полиорганная недостаточность и 24 января 2016 года исследователь умер.

После всего, сделанного Уорсли в ходе его жизни, и его смерти, неизбежно возникают вопросы о риске и безопасности в современных исследованиях. Как далеко человек должен выходить за пределы человеческой выносливости? Как можно объективно определить предел прочности, когда, чтобы повысить физическую работоспособность, ты опираешься на свой дух?

Это загадка, с которой сталкиваются все искатели приключений, являются ли они полярниками или туристами на проторенной тропе. Отказаться от достижения цели или покорения вершины часто невероятно мучительное решение и сожаление о нём может преследовать человека ещё долгое время после того, как заживут травмы. Но никто не будет спорить о том, что безопасность — и возвращение живым домой — это конечная цель любого приключения.

Комментируя смелое решение Уорсли прекратить путешествие, известный полярный исследователь Роберт Свон, за день до смерти Уорсли, перефразировал Шеклтона: «Лучше быть живым ослом, чем мертвым львом».

На протяжении 71-дневного путешествия Свон часто высказывал свое мнение, зная, когда нужно подтолкнуть Уорсли вперед, а когда нужно немного придержать и дать отдохнуть. У Уорсли был опыт, подготовка и необходимый уровень мотивации, чтобы сбалансировать все переменные в уравнении, которое никогда не было решено. В случае успеха он смог бы достичь того, чего никто не пытался сделать за 100 лет и расширить знания о человеческой выносливости. Это, признает Свон, само по себе является благородным делом.

Мог ли Уорсли самостоятельно понять, что он вышел за пределы выносливости? Ведь симптомы бактериального перитонита — усталость, озноб, тошнота и недомогание, которые Уорсли, возможно, испытывал, напоминают те, что обычно ощущают здоровые спортсмены в состязаниях на выносливость.

Вызвал бы он команду спасение раньше, если бы не был так близко к так и не достигнутой цели?

Генри Уорсли и психология выживания в ситуациях жизни и смерти

Почувствовал ли Уорсли, что может быть уже слишком поздно? Находясь в 30 милях от своей цели, он, вероятно, ощущал, что у него нет никакого другого выбора, кроме как просить о том , что он ранее называл как «самое дорогое в мире такси». Тем не менее, исследователь, вероятно, находился в неопределенности. Он был физически слаб, но его дух оставался невероятно сильным. Возможно, Уорсли боролся с мыслями о том, что метель ослабнет, он выпьет несколько чашек чая и к нему вернутся силы. В любом случае, он решил, что не существует той степени риска, которую он готов принять.

«Я залижу свои раны, они со временем заживут и я смирюсь с разочарованием», — сказал он по спутниковому телефону.

Последнее путешествие Уорсли является символом замечательных достижений выносливости и человеческого духа, но оно также является и напоминанием всем ищущим радость в приключениях, что не все раны заживают.